[Библиотека] [Далее]


bomber-1.jpg

Мирослав МОРОЗОВ Вошедшие в бессмертие.- Авиамастер, №2, 2002 г.


Вошедшие в бессмертие

Битва в небе над Двинском 30 июня 1941 г.

Взлет первых орлов молодых 

Над гребнем небес исполинских... 

Пусть сложат легенду о них, 

Вошедших в бессмертье над Двинском. 

Всеволод Азаров

Нам трудно представить, каким было начало Великой Отечественной войны. Знание фактов и событий того времени не помогает, а скорее наоборот, затрудняет восприятие исторических ситуаций глазами их участников, поскольку они-то как раз и не обладали той информацией, которая есть теперь у нас.

Война началась внезапно, однако в ее первые дни у большинства тех, кто не попал под удар германской военной машины, она не вызвала того ощущения трагизма, как это было принято показывать в послевоенных художественных фильмах и литературе. Эти эмоции пришли позже, вместе со сводками Совинформбюро, за скупыми словами которых без труда угадывались истинные масштабы катастрофы. В первые же дни находившееся в тылу гражданское население и личный состав воинских частей с нетерпением ждали известий о том, как доблестные войска Красной Армии перенесли боевые действия на территорию противника.

К вышеуказанным частям фактически можно было отнести и Военно-Воздушные силы Краснознаменного Балтийского флота (ВВС КБФ). Хотя с первого дня войны морская авиация совершала боевые вылеты, их характер сильно отличался от тех, что пришлось делать летчикам западных приграничных округов. Немцы не наносили ударов по находившимся близ Ленинграда и Таллина аэродромам КБФ, и практически не встречавшие противника флотские истребители в течение первых недель монотонно барражировали над удаленными от фронта базами и объектами.

Несколько интенсивнее действовали части ударной авиации. 24 июня флотские бомбардировщики нанесли удар по Мемелю (ныне литовский город Клайпеда), а в последующие несколько суток - по портам и аэродромам Финляндии. В ночь на 29 июня самолеты 1-го минно-торпедного полка (мтап) произвели первую постановку мин в финских шхерах. Потери при всех этих вылетах были незначительны. Так, 1-й мтап за восемь дней войны потерял всего три самолета (для сравнения можно вспомнить, что только за первый день советско-финляндской войны полк потерял четыре ДБ-3).

В 23.30 29 июня в штабе ВВС был получен приказ командующего КБФ адмирала В.Ф. Трибуца: «30 июня действовать всеми силами по содействию ВМБ Ханко». Тем неожиданней оказался новый приказ, поступивший спустя всего 45 минут. В нем, переданном от имени начальника штаба флота адмирала Ю.А. Пантелеева со ссылкой на указание Наркома ВМФ адмирала Н.Г Кузнецова, предписывалось действовать по танковым колоннам противника, форсирующим реку Западная Двина. В то, что за восемь дней боев немецкие танки продвинулись на 300 км в глубь нашей территории, было просто невозможно поверить! Поскольку события, произошедшие за восемь дней войны на Северо-Западном направлении, имеют непосредственное отношение к теме статьи , необходимо их кратко осветить.

Начало немецкого наступления в полосе Прибалтийского военного округа (командующим округом, преобразованным 22 июня в Северо-Западный фронт, был генерал Ф.И. Кузнецов) уже в первый день приобрело для советской стороны характер катастрофы. Обе находившиеся в Литве наши армии потерпели жестокое поражение: 11-я - под ударами пикировщиков 8-го авиакорпуса и танков 3-й танковой группы, 8-я - в тяжелых боях с 4-й танковой группой генерала Гёпнера, поддерживаемой главными силами 1-го Воздушного флота. Между армиями образовался многокилометровый разрыв. Попытка контрудара силами наших 3 и 12-го мехкорпусов во фланг 41-му моторизованному корпусу генерала Рейнгарда успеха не имела из-за господства в воздухе авиации противника. Только за три первых дня боев ВВС Северо-Западного фронта потеряли 921 из 1078 самолетов, числившихся в строю на 22 июня. Судя по тому, что за последующие 15 дней ВВС фронта лишились всего порядка 70 крылатых машин, противодействие, оказываемое противнику в воздухе, стало весьма эпизодическим.

Тем временем 56-й мотокорпус - второй в составе 4-й танковой группы - под командованием небезызвестного генерала Эриха Манштейна устремился в образовавшуюся брешь. Главной задачей этого соединения был захват плацдармов на Западной Двине - одной из двух крупных рек, преграждавших немцам путь к Ленинграду.

Обходя очаги сопротивления советских войск и не оглядываясь на фланги, Манштейн к утру 26 июня сумел достичь Даугавпилса (до обретения Латвией независимости в 1918 г. именовался Двинском. Под тем же названием город фигурировал в советских оперативных документах 1941 г., вследствие чего это название использовано в статье). Переодетое в форму красноармейцев подразделение разведполка «Бранденбург-800» уничтожило команду наших подрывников, в результате чего уже к 8 часам утра шоссейный и железнодорожный мосты оказались в руках противника. Лишь железнодорожный мост был слегка поврежден небольшим взрывом, не препятствовавшим, впрочем, движению по нему.

В течение дня на северный берег Двины переправились части 8-й немецкой танковой дивизии, а на следующий день 3-й моторизованной дивизии удалось расширить плацдарм, наведя несколько мостов выше по течению. Прибывший 27 июня для рекогносцировки на штабном «Шторхе» генерал Гепнер приказал 56-му корпусу приостановить наступление и закрепиться на плацдарме, хотя Манштейн ратовал за продолжение наступления на Ленинград. Не желая рисковать, немецкое командование наметило возобновить наступление танковыми частями 2 июля, а пехотными соединениями 16-й армии - 4-го.

Тем временем для ликвидации прорыва наше командование выдвинуло в район Двинска 27-ю армию генерала Н.Э.Берзарина (будущий первый комендант Берлина) и 21-й мехкорпус генерала Д.Д. Лелюшенко. Утром 28 июня командование фронта получило директиву Ставки ГК за подписью начальника Генштаба ПК. Жукова: "Нарком приказал под Вашу ответственность не позднее сегодняшнего вечера выбить противника из Двинска, уничтожить мосты и прочно занять оборону, не допустив переправы противника на северный берег р. Зап. Двина в районе Двинска». Несмотря на это грозное указание, контрудар успеха не имел. Немцы успели организовать оборону, и наши вступавшие с ходу в бой части преодолеть ее не смогли.

Учитывая, что против захваченного плацдарма советское командование сосредоточило довольно большие силы, начальник немецкого Генерального штаба сухопутных войск генерал Ф. Гальдер приказал закончившему бои в районе Шауляя 41-му мотокорпусу Рейнгарда форсировать Двину не через двинские мосты, а в 75 км ниже по течению, в районе Екабпилс - Крустпилс, что и было осуществлено на рассвете 29 июня. Одновременно передовые отряды 18-й полевой армии завязали бои в предместьях Риги. И если рижский гарнизон в течение трех дней оказывал ожесточенное сопротивление и смог уничтожить все мосты, то парировать удар в районе Крустпилса было просто нечем.

В течение дня 29 июня наведенные немцами переправы несколько

index_r-2.jpg

Расположение советских и немецких аэродромов и схема налетов авиации Балтфлота на двинские переправы 30 июня 1941 г.

раз атаковывались ослабленными ВВС СЗФ (на 30 июня насчитывали всего 154 самолета) и действовавшей под их контролем 43-й морской разведывательной эскадрильей ВВС КБФ. Сомнительно, чтобы эти силы смогли нанести противнику серьезные потери, зато явно поторопили его с развертыванием зенитного и истребительного прикрытия.

Именно в эти сутки действовавшие ранее с аэродромов Восточной Пруссии истребительные части 1-го Воздушного флота перебазировались на новые аэродромы: I/JG54- в Митаву (ныне Елгава), II/JG53 - в Крустпилс (к 30 июня не успела закончить перебазирование), II/JG54 и III/ JG54 - в Каунас. Но в Каунасе, по-видимому, разместились лишь штабы обеих групп, в то время, как боевые подразделения передислоцировались на передовые аэродромы на южном берегу Двины в район юго-западнее Двинска. Также надо отметить, что 1-я группа 54-й эскадры действовала на другом операционном направлении и в событиях над Двинском участия не принимала.

index_r-3.jpg

Аэрофотоснимок города Двинска. На переднем плане - железнодорожный мост.

index_r-4.jpg

index_r-6.jpg

Верху - горящая Рига. Внизу -латвийские коллаборационисты приветствуют входящие в город немецкие войска.

Предстояли новые ожесточенные сражения. Несмотря на неудачи, постигшие нас в предшествующих боях, вечером 29-го Ставка ГК отдала приказ №0096: «... 3. Войскам Северо-Западного фронта продолжать оборону на фронте Рига, Якобштадт (ныне Екабпилс - Прим, авт.), озеро Лукнас, имея главной своей задачей не допустить прорыва противника со стороны Двинска и от Якобштадта в северном и северо-восточном направлениях. Резервы фронта сосредоточить в районах Режица, ст. Мадона, Цесис, Смильтен. Глубокие фронтовые резервы в составе 41 ск, 22 ск и 1 мк сосредоточить в районах Пскова, Острова, Новоржева, Порхова. Основной задачей этих резервов ставлю: опираясь на Псковский и Островский УРы, подготовить упорную оборону и прочно закрыть направление на Ленинград». Несмотря на вполне однозначный смысл приказа, Ф.И. Кузнецов понял его иначе и в ночь на 30-е приказал всем войскам начать отход к Пскову и Острову. Не зная об этом (в Ставке узнали об отходе войск фронта лишь вечером 30 июня), в Генштабе решили с утра 30 июня оказать поддержку обороняющимся войскам, нанеся удары по форсирующим Двину танковым колоннам силами 1 -го корпуса ДБА и ВВС КБФ.

Организация самого авиаудара достойна того, чтобы заострить на ней внимание. Главное, что нужно учитывать при ее оценке, это то, что между находившимся в Таллине (главная база КБФ до августа 1941 г.) штабом ВВС (командующий - генерал-майор В.В. Ермаченков, начальник штаба - полковник Д.И. Сурков) и размещенным на аэродроме Котлы под Ленинградом штабом 8-й бомбардировочной авиационной бригады (полковник Н.К. Логинов; в состав бригады входили 1-й мтап и 57-й бап) не было прямой связи. Дело в том, что произошедшее после войны с Финляндией перебазирование главных сил флота в прибалтийские базы (Таллин, Рига, Либава) не повлекло за собой адекватного перебазирования авиации. На западных аэродромах - в Эстонии, на Моонзундских островах и на Ханко -дислоцировались лишь полки 10-й смешанной авиабригады и несколько отдельных эскадрилий гидросамолетов. Основная же масса авиации (8-я бомбардировочная и 61-я истребительные бригады, а также 15-й морской разведывательный авиаполк) как были, так и остались в районе Ленинграда.

index_r-5.jpg

Танк из состава 41-го моторизованного корпуса Вермахта форсирует Западную Двину по сборному мосту.


[Библиотека] [Далее]

Hosted by uCoz