[Назад] [Библиотека] [Далее]


 index_r-7.jpg

Bf 109F из 54-й эскадры Люфтваффе на захваченном советском аэродроме под Двинском, конец июня 1941 г.

В результате все приказы об организации воздушного удара передавались начальником штаба ВВС флота по телефону в штаб 61-й авиабригады (Новый Петергоф), далее тем же способом в штаб 5-го участка противовоздушной обороны и уж только затем - в штаб 8-й бомбардировочной авиабригады (бабр), дислоцировавшийся в Котлах. Радиосвязь даже между звеньями управления верхнего уровня отсутствовала. То же можно сказать и по поводу связи со штабом ВВС СЗФ, что, как оказалось в дальнейшем, серьезно отразилось на планировании налетов.

Подобных проблем удалось избежать лишь входившему в состав 10-й авиабригады 73-му бомбардировочному полку, дислоцировавшемуся в Пярну, - между находившимся в Таллине штабом бригады и полком телефонная связь имелась. Как ни удивительно, в данном случае и это оказалось нам не на руку. Получив задачу без промедления, подразделения 73-го полка начали действовать в те часы, когда силы 8-й бригады только разворачивались для нанесения удара. Дальнейшие события показали, что это позволило немцам бить наши эскадрильи по очереди.

В течение всей ночи в штабы частей продолжали поступать указания, связанные с организацией налетов. Сначала поступил приказ «Быть в готовности для нанесения удара по танкам на дорогах западнее города Двинск» (фактически в это время в указанном районе находилась лишь часть сил 3-й моторизованной дивизии. -Прим.авт). В 00.25 начальник штаба ВВС флота отправил телефонограмму о том, что необходимо задействовать в ударе все самолеты, кроме разведчиков и минных заградителей.

Наконец, около 3 часов до штаба 8-й авиабригады был доведен замысел удара: «На разведку танков противника на линию фронта в районе г. Двинск послать 1 -2 звена разведчиков, разведать объекты противника и уничтожить их. В этом районе будет работать 73 ап на высоте 400-600 м, бомбовая зарядка ФАБ-50 и осколочные. Данные разведки передать по радио. Остальным вылетать по данным разведки» (текст приказа воспроизведен в отчетном документе: ОЦВМА, ф. 46, д. 25875, лл. 30-37).Чуть позже к вышесказанному было добавлено требование осуществлять полет сомкнутым строем, бомбить с высоты от 400 до 800 м, а в качестве бомбовой нагрузки использовать бомбы ФАБ-50М-2 (переделанные в авиабомбы 155-мм артиллерийские снаряды т.н. французского образца эпохи Первой Мировой войны). Штаб бригады в 01.15-01.25 поставил предварительные задачи полкам по телефону, а с рассветом на связных самолетах был доставлен приказ на вылет.

Вопрос о прикрытии бомбардировщиков истребителями в штабе ВВС КБФ даже не рассматривался.

index_r-8.jpg

Еще один снимок «Мессершмитта» из 54-й экадры в характерном «чешуйчатом» камуфляже.

 Ленинградский аэродромный узел отстоял от района цели на 420-450 км, аэродром в Пярну- 210-300 км. Естественно, что ни один истребитель флота покрыть такое расстояние «в два конца», да еще и с возможным ведением боя, не мог. Их перебазирование на расположенные южнее аэродромы ВВС РККА заняло бы слишком много времени, то же можно сказать и по поводу организации взаимодействия с немногочисленной истребительной авиацией СЗФ. В результате было принято решение произвести удар одними бомбардировщиками, тем более, что сведениями о действиях и дислокации частей Люфтваффе штаба ВВС КБФ все равно не располагал.

В своих мемуарах штурман 1-го мтап капитан П.И. Хохлов так вспоминал события, произошедшие вслед за доведением боевого приказа: «Спешно готовясь к вылету, авиаторы говорят, не скрывая сомнений и опасений:

- Почему нас, морских летчиков, бросают на сухопутные цели?

- Да еще за сотни километров?

- А как лететь днем с полным бомбовым грузом без истребительного прикрытия? - спрашивает комиссара полка штурман второй эскадрильи старший лейтенант А. И. Власов.

- Верно, товарищи, сегодняшняя боевая задача не из легких,- отвечает батальонный комиссар Г.З, Оганезов. - Слов нет, полет дальний и плохо, что без прикрытия. Но ведь дело-то идет о судьбе Ленинграда. Намли, балтийским летчикам, пасовать перед трудностями!»

В то время, как полки 8-й бабр только получали боевые приказы, в 06.25 с аэродрома Пярну в воздух поднялась первая шестерка СБ из состава 4-й эскадрильи 73-го авиаполка (ведущий - майор Иванов). Эта часть произвела разведку «для себя» силами пары СБ еще на рассвете (вылет в 03.47, возвращение в 06.14). Хотя записей относительно результатов разведки в журнале полетов сделано не было, можно не сомневаться в том: что летчики обнаружили массы войск противника, для бомбежки которых командир полка майор Ф.М. Коптев и послал группу Иванова. Спустя некоторое время из-за потери ведущего на базу вернулся один бомбардировщик, остальные же не вернулись вовсе.

О том, что произошло с пропавшей эскадрильей, стало ясно из мемуаров командира группы Люфтваффе II/JG54 капитана Дитриха Храбака. «На рассвете они (советские бомбардировщики. - Прим, авт.) попытались совершить рейд на нашу базу, но к счастью бомбы упали на краю летного поля, не причинив никаких повреждений. Поднявшееся по тревоге звено сбило шесть из них прямо над аэродромом. Пилоты обеих групп (II/JG54 и III/JG54. - Прим, авт.) во время атаки лежали в палатках. КапитанЛигниц (командир группы III/ JG54. - Прим, авт.) наблюдал, как один бомбардировщик упал прямо перед его тентом». В вышеописанном бою вместе со своими машинами погибли экипажи лейтенанта Рындина, младших лейтенантов Корункова и Уланова. Экипаж лейтенанта Куцика спустя несколько суток в полном составе вышел к своим. Это же удалось и командиру эскадрильи майору Иванову, но его штурман и стрелок-радист погибли вместе с самолетом. 

index_r-9.jpg

index_r-10.jpg

К 30 июня на большинство самолетов 1-го мтап еще не успели нанести зеленый военный камуфляж.

Как ни горька была судьба 4-й эскадрильи, но в утренние часы, по-видимому, еще существовала возможность нанести внезапный удар по войскам противника без существенных потерь. Это подтверждается полетом разведывательного звена 3-й эскадрильи 57-го бап (вылетело только два ДБ-3- третий остался на земле из-за неполадок), поднявшегося с аэродрома Котлы в 07.26. Погода на маршруте была не идеальной, но в целом благоприятной для действий бомбардировщиков без истребительного прикрытия: облачность на высоте от 200 до 1000 м силой 9-10 баллов с постепенным повышением ее высоты в районе цели до 400-1400 м, видимость 2-4 км, местами дождь.

Обращает на себя внимание характерная деталь: в отпечатанном на машинке "Отчете о боевых действиях ВВС КБФ против германского фашизма в период 22.6-22.10.1941» (ОЦВМА, ф. 46, д. 25875, лл. 30-37), информация о погоде в районе цели перечеркнута чернильной ручкой и исправлена на «ясная безоблачная погода». Видимо, таким образом неизвестный фальсификатор пытался найти дополнительную мотивировку жестоких потерь, понесенных ВВС КБФ в этот день.

Спустя два часа летчики пересекли Двину и сразу же обнаружили интенсивное движение на дорогах, ведущих к Екабпилсу. В том, что обнаружен противник, сомневаться не приходилось - многие танки и автомашины сверху были разрисованы в красный цвет с белым кругом и свастикой в центре. Так немецкие наземные войска пытались избежать ударов своей собственной авиации, которая, по всей вероятности, казалась им в тот момент куда опасней, чем разгромленные ВВС Красной Армии. В 09.40 разведчики сбросили свои 20 ФАБ-50 на вражеские войска в районе литовского города Сувайнишкис и без каких-либо происшествий спокойно вернулись на свой аэродром. К сожалению, 

index_r-11.jpg

данная командиром звена по радио развединформация не была получена в Котлах и стала известна командованию только после посадки самолетов в 12.00. К тому времени полковник Логинов уже приказал поднять в воздух две группы «Ильюшиных» 57-го авиаполка.

Первой около 10.35 с летного поля в Котлах взлетела 5-я эскадрилья, ведомая капитаном Чемодановым. В нее входило 3 ДБ-Зф и столько же ДБ-3. Встретив на маршруте облачность, Чемоданов снизил высоту полета до 100-200 м. Вскоре над лесным районом восточнее Пскова группа попала в дождь и окончательно потеряла ориентировку. В течение 1,5-2 часов эскадрилья кружила где-то в районе Двинска, но немецких войск так и не обнаружила. Когда бензина осталось только на обратный путь, Чемоданов приказал сбросить бомбы в болото. Около 15 часов все машины кроме одной, севшей из-за технической неисправности в 1 км южнее Котлов, приземлились на базе.

На 15 минут позже Чемоданова с аэродрома Керстово стартовала 4-я эскадрилья капитана М.Н. Хроленко (9 ДБ-Зф). Группе удалось выдержать высоту 200-400 м, сохранить ориентировку и пересечь Двину. Осуществляя поиск войск противника примерно в 20 км южнее Крустпилса, наши экипажи внезапно увидели на небольшом удалении от себя воздушный бой с участием (по докладам пилотов) примерно 150 самолетов. Почти наверняка можно утверждать, что в нем принимали участие две группы бомбардировщиков 73-го полка(5 СБ 4-й эскадрильи, ведомые ст. лейтенантом Косовым и 6 СБ 5-й эскадрильи во главе с капитаном Ивановым), и, возможно, какие-то самолеты из состава ВВС фронта и 1-го бомбардировочного корпуса ДБА. 

index_r-12.jpg

Перезаправка горючим ДБ-3 из 1-го мтап перед очередным боевым вылетом.


[Назад] [Библиотека] [Далее]

Hosted by uCoz